Статья 1 Протокола 1 ЕКПЧ — Право на защиту собственности — ч. 4

владения, он отвечал за эксплуатацию кинотеатра согласно с

легально действующим  контрактом аренды

В следствии  собственной деятельности

заявитель сделал клиентуру, которая

образует актив.

45. Суд потом изложил 3 нормы

статьи 1. Потому, что заявитель снял в аренду помещение, не было ни отчуждения

имущества, ни случая осуществления надзора за применением собственности, но

имело место вмешательство в собственность в значении первой нормы статьи

1.

46. В решении по делу Меллахер против Австрии Суд должен был

изучить вопрос о наличии вмешательства в

право домовладельца на получение арендной платы, оговоренной в договоре[17].

Заявители на правах совместной собственности имели громадной дом в городе

Граце,  квартиры в котором сдавали.

Совокупность надзора арендной платы за жилье имела место в Австрии со времен

первой мировой. Но эта совокупность не распространялась на дома, выстроенные

после 1917 г., и на квартиры некоторых категорий. После острых дебатов в 1981

г. был принят новый Закон об арендной плате, занёсший глобальные изменения в

совокупность уплаты жилья. Для заявителей Закон означал падение арендной

платы за жилье если сравнивать с той, которую они должны были  бы приобретать по арестантам в то время

контрактам об аренде жилья. Они подали жалобу, что закон нарушило их

свободу договора и право на получение арендной платы в грядущем. Имевшие место

ставки арендной платы были согласованы в контрактах в соответствии со старым

законом. (направляться подчернуть, что при рассмотрении заявления № 10741/84

S против Соединенного Королевства[18]

Рабочая группа сочла, что статья 1 Протокола № 1 применима к пользе согласно соглашению с

ограничительными условиями и правом на получение ежегодной арендной платы.)

47. В суде не оспаривалось, что понижение арендной платы за жилье,

осуществленное на базе Закона 1981 г., образовывало вмешательство в право

собственности заявителей как обладателей дома. Заявители утверждали, что

случившееся было de facto

отчуждением их собственности (дома) и что по крайней мере они были лишены

собственного оговоренного в договоре права на получение арендной платы. Суд решил,

что в этом случае не было de facto

отчуждения собственности, поскольку не было передачи собственности заявителей,

они не были лишены права пользоваться ею, сдавать внаем либо реализовывать. В

достигнутом результате принятия Закона 1981 г., как это признавалось в Суде, они были

лишены части дохода от собственности. При данных событиях дела это имело возможность

считаться надзором за применением собственности.

48. Право на получение пенсии

кроме того возможно может стать объектом охраны по статье 1 Протокола № 1. Этот

вопрос был предметом рассмотрения в одном из ранних решений Европейской

Комиссии по защите прав человека по заявлению № 5849/72 Мюллер против Австрии (1975 г.). Много лет господин Мюллер трудился

слесарем в Люксембурге и Австрии, делая необязательные и необходимые взносы в

одну из национальных программ пенсионного обеспечения по старости. В

достигнутом результате деяния договора, заключенного между Австрией и Люксембургом, часть

его взносов начала учитываться не в счет грядущем главной пенсии, а лишь в

счет добавочной. Это означало, что когда в 1970 г. подошло время выхода

г-на Мюллера на пенсию, он не получил пенсии в том размере, на какой

рассчитывал. Он утверждал, что выполнение контракта  его случае было связано с нарушением его

собственности, гарантированного статьей 1 Протокола № 1.

49. При рассмотрении его аргументов

Еврокомиссия четко указала, что право на пенсию по старости не включено

как таковое в число прав, предусмотренных Конвенцией. Но Рабочая группа сделала вывод, что

необходимые взносы в пенсионный фонд могут сделать собственность,

которое может быть затронуто тем, как распределяются средства фонда. Рабочая группа

была кроме того готова принять в качестве предпосылки,  не решая

 

вопрос по существу, что необязательные пенсионные взносы одинаковым образом

имели возможность бы образовать право, обеспечиваемое статьей 1 Протокола № 1.

50.

В следствии рассмотрения заявления Рабочая группа отклонила правопритязания

г-на Мюллера на том основании, что статья 1, не смотря на то, что и имела возможность бы обеспечивать

право человека на извлечение пользы, ее нельзя толковать как предоставляющую

этому человеку право требовать конкретную сумму. Но решение это принципиально важно тем, что

говорит о том, что пенсионные права, основанные на взносах лица в пенсионный фонд,

могут подлежать охране по статье 1. Это не означает, очевидно, что статья 1

Протокола № 1 гарантирует право на пенсию либо социальное страхование в тех

случаях, когда внутреннее закон не содержит оснований для такого

рода оплат.

«Независимая»

концепция того, что образует «имущество»

51.

Необходимо помнить, что для приведения в

воздействие статьи 1 Протокола № 1 совсем необязательно, чтобы подобающий

интерес личности признавался бы правом собственности по внутреннему

закону той либо другой страны – концепция «имущества» имеет независимое

значение для умыслов Конвенции.

52.

Самым хорошим примером в

этом значении является решение Суда по делу Тре Тракторер АБ против Швеции[19], в котором Суд признал, что устоявшиеся экономические

интересы, которые связаны с ведением какой-либо предпринимательской деятельности,

могут обороняться статьей 1 Протокола № 1.

53.

Но чтобы требовать употребления

по собственному делу обеспечений статьи 1, лицо должно располагать некоторым правом по

внутреннему закону его страны, которое может быть сочтено правом

собственности с позиций Конвенции. Это иллюстрируется решением Еврокомиссии по заявлению № 11716/85 С.

против Соединенного Королевства (1986 г.), в котором Рабочая группа установила,

что занятие собственности без надлежащего права не подлежит охране по

статье 1 Протокола № 1.

54.

По этому делу дама много лет жила

как «супруг с женой» с дамой, которая была нанимателем жилья у местной власти,

у заявительницы не было правового права имущественного найма. В то время как ее

сожительница – наниматель имущества – умерла, заявительница обратилась в

британский суд с иском о признании за ней как за сожительницей скончавшейся права

имущественного найма. Но британский суд постановил, что закон не разрешает

этого: лишь переживший муж гетеросексуальной супружеской пары имел возможность

претендовать на передачу права имущественного найма. Перед Европейской

Рабочей группой  заявительница основывала собственные

притязания в основном статьей 8, но ссылалась кроме того на статью 1 Протокола

№ 1. Рабочая группа отказала в этом притязании. Она указала, что у заявительницы не

имелось права, вытекающего из условий договора, и тот обстоятельство, что она жила

в доме, не означал, что она обладала каким-либо «имуществом» в значении статьи 1

Протокола № 1.

Отсутствие

обеспечений права на приобретение собственности в грядущем

55.

Охрана статьи 1 Протокола № 1

распространяется лишь на те случаи, когда вероятно предоставить притязания в

отношении подобающей собственности. Статья

1 не защищает право покупать собственность.

56.

Этот принцип может

быть проиллюстрирован «судебным вердиктом» по делу Маркс

против Бельгии[20].  ее малолетняя и Заявительница дочь жаловались

на то, что законы Бельгии, регулирующие статус незаконнорождённых детей, образуют

вмешательство в их право собственности, предусмотренное статьей 1 Протокола № 1

(в сочетании со статьей 14). Это выразилось в том, что материнство

устанавливается только официальным актом признания материнства, ограничением

права матери распоряжаться имуществом в пользу дочери, равно как и

ограничением  права ребенка, рожденного

вне брака, наследовать имущество. (В решении Суда по делу

Инце

против Австрии[21]

заявитель, незаконнорождённый ребенок,

жаловался на то, что ему не не запрещалось вступить во владение фермой,

принадлежавшей его матери (как старшему сыну), как он вступил бы, будь он

рожден в браке. Он утверждал, что имело место нарушение статьи 1 Протокола №

1,  совместно со ст. 14 Конвенции.

Государство ссылалось на решение Суда по делу Маркс, утверждая, что статья 1 Протокола № 1 вообще не имеет

отношения к данному спору. Но Суд отверг этот аргумент, осуществив различие между

делом маркс

и данным делом: первое касалось

потенциального права наследования, а второе практически уже унаследованной доли

фермы, и в его заявлении обжаловалось то, что ему запретили наследовать в таком

количестве, в каком ему надлежало бы наследовать, будь он ребенком, рожденным в

браке ).

57.

Европейский Суд

постановил в деле Маркс, что статья 1

Протокола № 1 вообще не применима к дочери

      

г-жи Маркс, отметив, что эта статья право

любого лица свободно пользоваться «своим» имуществом, и, следовательно, она применима лишь в

отношении уже существующего имущества лица и не гарантирует права на приобретение

имущества методом наследования по закону либо прижизненному распоряжению.

58.

Такой же принцип был применен при

принятии решения по заявлению № 8410/78 X.

против ФРГ (1979 г.). Заявитель трудился

нотариусом. Германское закон возлагало на него обязательство снижать

ставку уплаты собственных услуг при составлении нотариальных документов для некоторых

категорий заказчиков, таких как институты, церкви и иные некоммерческие

компании. Сумма скидки достигала 80% от ставок уплаты услуг, которые он был

вправе назначать согласно с Раньше действовавшими нормативными актами

относительно ставок вознаграждения нотариусам. Он сообщил притязание со ссылкой inter alia на статью 1 Протокола № 1.

Еврокомиссия  отказала в жалобе,

отметив, что притязание нотариуса касательно ставок уплаты услуг имело возможность бы

считаться имуществом, если бы притязание появилось в связи с конкретным

вопросом, на базе реально представленных услуг и существующих нормативных

актов, регламентирующих ставки нотариусов. Выжидание, что нормативные акты,

регламентирующие ставки нотариусов, не изменятся, не может считаться правом

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *