Определение долей, определение долей в квартире, без определения долей, приватизация без определения долей, определение доли умершего

Истец С.В.И. обратился в суд с иском к ответчикам С.Р.П., С.Ю.В. и требует осуществить определение долей в квартире и установить по 1\4 доли собственности на трёхкомнатную квартиру, расположенную по адресу, неспециализированной площадью 73 (семьдесят 3) кв. м., жилой площадью 43,9 (сорок 3 целых девять десятых) кв. м. за скончавшейся «ФИО1», С.В.И., С.Р.П. и С.Ю.В.; признать за С.В.И. собственность на 1\4 доли трёхкомнатной квартиры расположенной по адресу: «адрес1», в порядке наследования на наследство, открывшегося после смерти наследодателя «ФИО1».

В исковом заявлении истец указал, что «дата1» истец, его мама «ФИО1» и ответчики заключили с Департаментом муниципального жилья Руководства г. Москвы контракт передачи от за «№» занимаемой жилой площади в виде квартиры по адресу: «адрес1», доли в праве собственности наряду с этим выяснены не были.

Указанный выше контракт был зарегистрирован Департаментом муниципального жилья Руководства г. Москвы «дата9» за «№» и в этот же день было выдано официальное свидетельство о легальной зарегистрированной собственности без определения долей по указанному выше адресу за «№».

«Дата3» скончалась мама истца — «ФИО1».

Истец, являясь наследником скончавшейся первой очереди, подал заявление нотариусу «ФИО2» о выдаче ему свидетельства о праве на наследство по закону на долю матери в указанной выше квартире.

«Дата7» нотариус «ФИО2» постановил отказать истцу в осуществлении нотариального деяния по следующим основаниям:

Сообщённая в наследственную массу квартира, находящаяся по адресу: «адрес1», в собственности на праве неспециализированной совместной (без определения долей) собственности С.В.И., С.Ю.В., С.Р.П., и вдобавок скончавшейся «ФИО1».

Определение доли скончавшейся в праве собственности нереально без заключения между сособственниками соглашения об определении долей.

Ответчики, которые являются сособственниками вышеуказанной квартиры, не являются в нотариальную контору для заключения соглашения об определении долей, исходя из этого выяснить долю наследования в праве не представляется вероятным.

Так как состав наследственного имущества после смерти указанного наследодателя установить не представляется вероятным, то осуществление вышеуказанного нотариального деяния противоречит закону.

На протяжении рассмотрения дела С.Р.П. предоставлены встречные исковые притязания, Соответственно которым она требует обьявить нелегетимными приватизацию, в частности контракт передачи «№» от «дата1» и официальное свидетельство о легальной зарегистрированной собственности.

Сообщённые притязания обоснованы тем, что опротестовываемый контракт передачи был заключен незаконно. К себе принесли документы, заявили, что все так будут делать. Она этому не придала значения. Документы в будущем она ни при каких обстоятельствах не видела, поскольку они хранились у бывшего мужа. То, что квартира находится в собственности, определила значительно позднее. Младший сын С.А.В. не был включен в число собственников квартиры, поскольку на момент приватизации ему было 11 лет.

Представитель ответчика ДЖП и ЖФ г. Москвы представил письменную позицию по иску, в котором требовал в удовлетворении встречных исковых притязаний отказать, применить последствия пропуска периода исковой давности.

Выслушав истца, изучив материалы дела, суд находит исковые притязания подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

В судебном совещании установлено, что в этом случае имела место приватизация без определения долей, квартира, расположенная по адресу «адрес1», была передана в неспециализированную совместную собственность без определения долей.

Указанным лицам было выдано официальное свидетельство о легальной зарегистрированной собственности на жилище в отношении квартиры, расположенной по адресу «адрес1».

Истец является сыном «ФИО1». «Дата3» скончалась «ФИО1».

В спорной квартире все время зарегистрированы С.А.В., С.В.И., С.Р.П., С. Ю.В.; «ФИО1» выписана «дата8» в связи со смертью, что кроме того подтверждается справкой ГУ ИС района от «дата6».

Соответственно справке ДЖП и ЖФ г. Москвы от «дата4», правообладателями квартиры, расположенной по адресу «адрес1», являются С.В.И., С.Ю.В., «ФИО1», С.Р.П.

«Дата5» нотариусом г. Москвы «ФИО2» было заведено наследственное дело «№» в отношении имущества скончавшейся «дата3» «ФИО1», зарегистрированной на день смерти по адресу: «адрес1».

Материалы наследственного дела говорят о том, что «дата5» к нотариусу города Москвы «ФИО2» с заявлениями о практическом принятии наследства по закону после скончавшейся «дата3» «ФИО1» обратился С.В.И.

«Дата2» С.В.И. было подано заявление прося выдать свидетельства о праве на наследство по закону.

Нотариусом г. Москвы «ФИО2» было выдано свидетельство о праве на наследство по закону после смерти «ФИО1», скончавшейся «дата3», в части финансовых вкладов.

«Дата7» нотариусом г. Москвы «ФИО2» принято распоряжение, которым он отказал в осуществлении нотариального деяния, потому, что сообщённая в наследственную массу квартира, расположенная по адресу «адрес1», в собственности на праве неспециализированной совместной собственности С.В.И., С.Ю.В., С.Р.П., «ФИО1», определение долей в рамках наследственного дела произведено не было.

Проанализировав доказательства, суд не находит абсолютно законных оснований для признания опротестовываемого контракта передачи и свидетельства о собственности недействующими, потому, что каких-либо доказательств, свидетельствующих о том, что при заключении выдачи и договора свидетельства были нарушены нормы действующего закона суду не представлено.

Аргументы С.Р.П. о том, что ей при заключении контракта не были растолкованы его последствия объективно ничем не подтверждаются. То, что С.Р.П. не придала значения контракту не могут являться основанием для признания его недействующим.

Ссылка во встречном исковом заявлении С.Р.П. на то, что в число собственников квартиры не был включен их несовершеннолетний в то время сын С.А.В. не могут являться основанием для удовлетворения встречных исковых притязаний, потому, что С.Р.П. действующим законом не представлено право заявления притязаний в интересах С.А.В.

Кроме того разрешая встречные исковые притязания, суд соглашается с аргументами представителя ДЖП и ЖФ г. Москвы о том, что истцом пропущен период исковой давности по сообщённым притязаниям, потому, что заключая контракт «дата1», С.Р.П. уже на тот срок должна была знать о нарушении собственного права. Аргумент С.Р.П. о том, что о приватизации квартиры она не знала, поскольку все документы хранились у С.В.И., является несостоятельным, потому, что С.Р.П. является участником контракта передачи.

Учитывая, что спорная квартира была куплена в порядке приватизации в совместную собственность без определения долей, один из участник совместной собственности на квартиру – «ФИО1» скончалась и определение долей в праве неспециализированной совместной собственности на квартиру нужно в умыслах оформления наследственных прав, суд считает вероятным выяснить доли в праве собственности на квартиру по адресу: «адрес1».

Учитывая, что доказательств наличия соглашения о размере долей суду не представлено, суд считает, что доли участников собственности на квартиру подлежат признанию одинаковыми, другими словами по 1\4 доле.

Потому, что С.В.И. является наследником к имуществу скончавшейся матери «ФИО1», в установленный период он обратился к нотариусу с заявлением о принятии наследства, иных наследников к имуществу «ФИО1» не установлено, суд считает, что за С. В.И. подлежит признанию право собственности в порядке наследования по закону на 1\4 долю в праве собственности на квартиру.

На базе изложенного суд

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *