Недоделки в новом доме. Кто ответит перед жильцами: заказчик застройщик либо подрядчик?

По несчастью, недостатки в итогах строительных работ в сегодняшней российской реальности – дело в полной мере простое. И новоселы прилагают много стараний для их устранения. Понятно, что Принявшие участие в строительных работах стороны (заказчик застройщик, главный подрядчик, подрядчики) пробуют переложить друг на друга ответственность. Заказчик застройщик отсылает жильцов к подрядчику, аргументируя это тем, что именно он реализовал строительные работы, исходя из этого ему и отвечать за их недостатки. Подрядчик, со своей стороны, направляет недовольных обратно к заказчику застройщику, настолько же убедительно мотивируя свою позицию тем, что между ним (подрядчиком) и пайщиками никакого договора не заключено, а значит, по нормам права гражданина он не в состоянии нести ответственность перед финальными покупателями (пайщиками).

Кто (подрядчик либо заказчик застройщик) обязан отвечать за найденные недостатки? Вправе ли товарищество собственников жилья (ТСЖ) представлять строителям претензии от имени жильцов дома?

Кто виноват?

При выстраивании дома контрактные отношения между всеми участвующими сторонами в большинстве случаев складываются следующим образом: пайщики заключают контракты с компанией-заказчиком застройщиком об участии в долевой постройке многоквартирного дома, а заказчик застройщик нанимает общестроительные компании и заключает с ними контракты подряда. Вдобавок в качестве подрядчика может выступать как одна, так и пару компаний (их количество лимитировано только потребностью и рациональным порядком заказчика застройщика).

На правоотношения, появляющиеся между застройщиком и дольщиками многоквартирного дома, разрешение на выстраивание которого получено после 01.04.2005, распространяет свое воздействие Закон № 214-ФЗ . Например, в нем заключаются основные юридические гарантии подобающего строительства дома. Так, соответственно ст. 7 этого закона заказчик застройщик должен передать участнику предмет паевого строительства, уровень качества которого отвечает условиям договора, притязаниям технических регламентов, проектной документации и градостроительных регламентов, и другим неукоснительным притязаниям.

В том случае, если пайщики найдут разного рода недоделки, появившиеся из-за несоблюдения вышеперечисленных притязаний по виновности строителей и ухудшающие итог работ, закон предполагает 3 варианта продвижения событий.

В первую очередь, пайщики вправе «настойчиво попросить» бесплатного устранения неполадок в толковый период, который определяется объективными условиями. К примеру, в случае если в августе замечены неполадки отопительной системы дома, толковым периодом считается время до наступления холодов.

Во-вторых, пайщики могут заключить контракт подряда с другой компанией для ликвидации распознанных недостатков, а после этого «настойчиво попросить» возмещения заказчиком застройщиком затрат на устранение недостатков. При получении отказа от заказчика застройщика участники вправе пойти к судье.

Кроме того вероятен и третий вариант продвижения событий, когда по обоюдному согласованию соразмерно сокращается цена договора участия в долевой постройке. Таковой метод в большинстве случаев используется, в случае если оплошности не вызывающи сомнений, заказчик застройщик признает свою виновности, но по каких-то причинам не желает либо не в состоянии самостоятельно устранить неполадки. При таких обстоятельствах ему проще «раскошелиться» на подобающую сумму, чем осуществлять определённые меры.
Помимо этого, имеются в наличии кое-какие детали, касающиеся времени обнаружения недостатков в здании. Пайщики могут обратиться к заказчику застройщику с подобающими притязаниями как на протяжении приема-передачи готового предмета паевого строительства, так и после. Иначе говоря тот обстоятельство, что уровень качества дома на момент ввода его в эксплуатацию было признано подобающим, не должен воздействовать на возможность пайщиков на протяжении гарантийного периода обратиться к заказчику застройщику с требованиями по недостаткам, замеченным на протяжении эксплуатации здания.

Гарантийный период для предмета паевого строительства (кроме технологического и инженерного оборудования), устанавливаемый контрактом, не может быть менее пяти лет. Он исчисляется с момента передачи предмета паевого строительства участнику, в случае если другое не предусмотрено контрактом. Гарантийный период на технологическое и инженерное оборудование, входящее в состав передаваемого пайщикам предмета паевого строительства, определяется контрактом и не в состоянии составлять менее трех лет. Течение этого периода начинается с момента визирования 1го акта приема-передачи либо другого документа о передаче предмета паевого строительства.

Отношения между подрядчиком и застройщиком регулируются нормами права гражданина, которые устанавливают правила, похожие на рассмотренные выше. Так, в соотношении со ст. 754 ГК Российской Федерации подрядчик несет ответственность перед клиентом за допущенные отступления от притязаний, установленных в техдокументации и неукоснительных для сторон общестроительных нормах и правилах, и за недостижение указанных в техдокументации показателей предмета строительства. Напомним, что подрядчик ответственен за недостатки (недостатки), найденные в пределах гарантийного периода, если не подтвердит, что они случились благодаря обычного износа предмета (его частей), неправильной его эксплуатации, неверности руководств по его эксплуатации, созданных самим клиентом (притянутыми им другими лицами), либо ненадлежащего ремонта предмета, произведенного самим клиентом (притянутыми им другими лицами) (п. 2 ст. 755 ГК Российской Федерации). Наряду с этим гарантийный период, за который клиент вправе предоставить притязания, связанные с ненадлежащим качеством итога работы, в соотношении со ст. 756, 724 ГК Российской Федерации в большинстве случаев не превышает пяти лет с момента передачи итога работы клиенту в случае, что он своевременно сообщил подрядчику об замеченных на протяжении гарантийного периода недостатках.

В пункте 1 ст. 723 ГК Российской Федерации названы притязания, которые клиент вправе предоставить подрядчику, в случае если работа исполнена им с отступлениями от договора подряда, ухудшившими итог работы, либо с другими недостатками, которые делают его непригодным для установленного в контракте применения или при отсутствии в контракте подобающего условия непригодности для простого применения. К таким притязаниям, как и в предыдущей ситуации, относят:

— бесплатное устранение недостатков в толковый период;

— компенсирование затрат клиента на устранение недостатков, когда право клиента ликвидировать их предусмотрено в контракте подряда;

— соразмерное уменьшение установленной в контракте цены за работу.

Учитывая все вышесказанное, возможно подвести итог тому, кто перед кем ответственен. В случае когда в течение гарантийного периода найдены недоделки в новом доме, не обращая внимания на то что они появились по виновности подрядчика, жильцы должны представлять претензии к заказчику застройщику, поскольку поэтому с ним они раньше заключали контракт участия в долевой постройке. Попытки жильцов выдвинуть притязания о осуществлении ремонта к подрядчику (в частности по суду) не увенчаются результатом, потому, что подрядчик отвечает лишь перед заказчиком застройщиком. Данные выводы обоснованы практикой судов: распоряжения ФАС УО от 14.04.2010 № Ф09-2482/10-С2, ФАС СЗО от 29.04.2010 № А56-38441/2009, ФАС ВВО от 20.11.2009 № А17-2586/2008, ФАС ЗСО от 07.09.2010 № А03-6458/2009 и др. Увидим, что похожее положение дел еще не означает, что подрядчик в указанной ситуации выйдет сухим из воды. Так как никто не мешает заказчику застройщику в режиме регресса стребовать с подрядчика все расходы, появившиеся по его виновности.

Кто вправе помогать пайщикам?

Недостатки строительства в большинстве случаев глобален и нередко затрагивают компоненты общего имущества. К примеру, в ситуации, обрисованной в Распоряжении ФАС ВВО от 01.07.2010 № А79-4242/2007, строителями были допущены оплошности при монтировании крыши и кровли дома, что послужило причиной к затапливанию помещений дождевыми водами. Согласитесь, похожие промахи сказываются на самообладании всех жильцов, исходя из этого и охранять свои права они рвутся общими усилиями: посредством управляющих организаций (УК) либо товариществ собственников жилья (ТСЖ).

Жилищным законом на УК, в различие от ТСЖ (п. 8 ст. 138 ЖК РФ), не возлагается прямая обязанность представлять абсолютно законные интересы собственников помещений в многоквартирном доме, в частности в отношениях с другими лицами (Распоряжение ФАС ЦО от 26.11.2009 № Ф10-4992/09). Исходя из этого, в случае если ТСЖ заключило контракт управления с управляющей компанией, это не означает, что УК может от своего имени идти в судебные органы за защитой интересов собственников квартир. Следовательно, притязания УК об устранении недостатков строительства многоквартирного жилого дома заказчику застройщику в полной мере возможно игнорировать (Распоряжение ФАС ПО от 16.07.2009 № А12-17176/2008). Право представлять иск об устранении недостатков строительства многоквартирного жилого дома может появиться у УК только в том случае, если в контракте об управлении многоквартирным домом оно прямо будет прописано (Распоряжение ФАС УО от 18.06.2009 № Ф09-3158/09-С4). Иначе суд просто признает УК ненадлежащим подателем иска.

Перед тем как соглашаться с притязаниями управляющей организации, заказчику застройщику нужно убедиться в том, что она наделена полномочиями .

Свыше широкое распространение получило отстаивание жильцами своих прав посредством ТСЖ. Этот вариант основан на положениях ст. 291 ГК Российской Федерации и ст. 135, 138 ЖК РФ, которые предоставляют собственникам квартир право образовать ТСЖ для обеспечения эксплуатации многоквартирного дома и защиты своих прав, в том числе и в отношениях с другими лицами (в нашем случае – с заказчиком застройщиком). При таких обстоятельствах заказчику застройщику не удастся апеллировать на то, что ТСЖ не в состоянии защищать интересы жильцов в связи с отсутствием договора между застройщиком и товариществом. Таковой ход рассуждений судом в большинстве случаев не принимается, поскольку пайщики, ставшие равноправными собственниками жилых помещений и образовавшие ТСЖ, таким образом передали последнему право выступать их представителем в отношениях с другими лицами. Исходя из этого ТСЖ может быть подателем иска в спорах с заказчиками застройщиками (Распоряжение ФАС ДВО от 15.12.2009 № Ф03-5888/2009 и др.) о недостатках, распознанных в отношении общего имущества жильцов (распоряжения ФАС ЗСО от 07.09.2010 № А03-6458/2009, ФАС УО от 14.04.2010 № Ф09-2482/10-С2 и т. д.).

Что делать?

В толковый период после обнаружения неисправностей строительства податель иска (пайщики-жильцы либо их представитель в лице ТСЖ либо УК) обязан сказать заказчику застройщику о распознанных недостатках. В последующем стороны, в большинстве случаев, сообща производят осмотр и фиксируют в акте все неисправности.

Обратите всеобщее пристальное внимание:

Данный акт должен быть составлен поэтому между застройщиком и истцом. Иначе (если он завизирован подателем иска и притянутым для устранения недоделок подрядчиком, исполнившим представляемые к уплате работы) акт не будет иметь правовой силы. Не является подтверждением и дефектная ведомость, оформленная подрядчиком в одностороннем режиме (Распоряжение ФАС ПО от 16.07.2009 № А12-17176/2008).

После оформления указанного акта заказчик застройщик обязан решить, будет он ликвидировать найденные неисправности либо нет. В первом случае составляется график подобающих работ, а во втором подателю иска ничего другого не остается, как подать заявление в суд с притязанием обязать заказчика застройщика исполнить ремонтные работы либо стребовать с него средства, израсходованные на ремонт, произведенный силами подрядчика.

В судейском совещании податель иска обязан подтвердить присутствие неисправностей, появившихся по виновности заказчика застройщика (сюда входит и виновности подрядчика – вспоминаем первый разделение данной статьи). В качестве таких дока-зательств могут выступать обрисованный нами выше акт осмотра, итоги ревизий, проводимых разными контролирующими органами (к примеру, пожарного, общестроительного контроля), и заключения специалистов и оценщиков.

Время от времени экспертиза оказывает помощь заказчикам застройщикам подтвердить необоснованность размера суммы, требуемой подателем иска. К примеру, в ситуации, обрисованной в Распоряжении ФАС ВВО от 01.07.2010 № А79-4242/2007, податель иска требовал стребовать с заказчика застройщика свыше 10 млн рублей., а согласно с экспертизой получил меньше 400 тыс. рублей.

Так, заметив недостатки в процессе приемки предмета паевого строительства либо эксплуатации жилого дома, пайщики (жильцы) должны представлять притязания об их устранении заказчику застройщику, который, со своей стороны, вправе наложить санкции и меры ответственности подрядчика. В отношении недостатков общего имущества жилого дома подателем иска может выступать ТСЖ, а в обособленных случаях – УК. Заказчику застройщику, принимающему решение о необязательном устранении недоделок либо улаживании спора в суде, следует рассчитать свои шансы на результат. Дело в том, что в случае если дело будет проиграно в суде, то придется не только «раскошелиться» на уплату ремонта, но и возместить подателю иска затраты на осуществление экспертиз и судебные издержки (Распоряжение ФАС УО от 03.11.2009 № Ф09-8428/09-С4).

Преданная революция

Поколению, жадно читавшему стенограммы
Съездов общенародных избранников, посвящается…

В случае если народ, который 20 лет назад грезил о свободе, сегодня избирает рабство, в случае если его тошнит от слов «равенство» и «братство», если он скучает, когда говорят о демократии, и засыпает, когда заходит речь о Конституции, то это еще не означает, что вам не подфартило с народом. Это значит только то, что кто-то этот народ здорово одурачил, и сейчас он никому не верит.

Первородный грех русской революции

4 февраля 1990 года в Москве прошла самая массовая в истории СССР акция протеста, в которой участвовали, по различным оценкам, от 300 тысяч до 1 млн. человек, требовавших отмены 6-й статьи Конституции, фиксировавшей главное положение компартии в политической системе страны. Опросы публичного мнения показывали, что притязания протестующих поддерживает свыше половины населения Российской Федерации и свыше 70 процентов москвичей и Ленинграда. Через 3 дня, 7 февраля 1990 года, на пленуме ЦК КПСС было решено отказаться от руководящей роли КПСС, определить многопартийную систему и включить пост президента СССР. Это стало прологом будущей революции.

24 декабря 2011 года на самый массовый пикет протеста против «нечестных выборов» пришло, по различным оценкам, от 30 до 130 тысяч людей. Лидерами протеста оказались в прямом и переносном значении малыши тех, кто выводил людей на площади 20 лет назад. Но никакого продвижения и по-настоящему массовой поддержки это движение не получило. Буквально через пару месяцев политическая активность населения пошла на спад, а инициатива перешла к власти. Через год, осенью 2012 года, руководство осуществило очередной цикл конституционных контрреформ, с уверенностью разрешив войти «под ножик» не только «дух Конституции», но и ее букву. Так был дописан эпилог контрреволюции, которая подготовлялась без небольшого 10 лет.

По какой причине малышам не удалось сделать то, что сумели сделать их папы? Смею высказать предположение, что это произошло по причине того, что папы предали ту самую революцию, которую они произвели. Они разменяли свободу на приватизацию и так предпочли для новейшей Российской Федерации ту судьбу, которую она заслуживает.

Приватизация — это первородный грех антикоммунистической (либеральной) революции в Российской Федерации. Не раскаявшись в нем, Российская Федерация ни при каких обстоятельствах не сумеет возвратиться обратно в русло конституционного и демократического движения. Поэтому варварская, в одинаковой стадии социально распутная и экономически бессмысленная приватизация подорвала на многие десятилетия веру русского народа в либеральные ценности.

Парадоксальным образом самые оголтелые приверженцы режима и самые отвязные его противники выступают в вопросах приватизации единым фронтом. Приватизация — одна из наиболее табуированных тем в современном российском обществе. Ее критики постоянно выясняются вытесненными на периферию дискуссии о грядущем Российской Федерации. Требовать пересмотра итогов приватизации считается даже свыше непристойным, чем заявлять о неизбежности революции и диктатуры. Приватизация негласно стала «священной коровой» российского посткоммунизма. Ей молятся и Кремль, и многие вожди Болотной площади. Пришла пора ее зарезать.

Варварская приватизация

Принято полагать, что в двадцатом веке Российская Федерация двукратно, в начале и в конце, пережила наибольшую политическую и общественную революцию. Но в случае если большевистскую революцию, вне всяких сомнений, можно считать и политической, и общественной, то произнести такое о перестройке и последовавших за ней катаклизмах язык не поворачивается. То, что это был политический переворот, не вызывает сомнений, а вот то, что это была общественная революция, думается сильным преувеличением. Власть и собственность в Российской Федерации после перестройки практически задержались в руках того же класса (либо мягче — той же элиты), который владел ими до переворота. Изменились только формы его политического господства.

К началу перестройки советская элита складывалась из номенклатуры, вершины интеллигенции и авторитетов. Они же собственно и составили костяк сегодняшней российской элиты. Никакой «общественной революции» в Российской Федерации ни в 90-е, ни в «нулевые» не случилось. В случае если уж искать настоящего революционера в этом ракурсе, то им окажется Брежнев, при котором случилось кардинальное изменение в положении «советского дворянства», отделившегося от страны и понявшего свои особенные (частные) клановые интересы. Главный из них был в том, чтобы обезопасить практическое право распоряжаться госимуществом как своим собственным. Приватизация была тем методом, при помощи которого советская элита сумела перевоплотить свое «право де-факто» в «право де-юре».

Апологеты приватизации пробуют поставить символ тождества между нею и признанием права частной собственности, без которого последующее продвижение российского (советского) общества было действительно нереально. В действительности приватизация в том виде, в котором она была осуществлена, не имеет никакого касательства ни к формированию института частной собственности, ни к формированию конкурентоспособной коммерческой хозяйственной жизни, ни к формированию демократии. Напротив, всё, что за 20 с лишним лет было достигнуто в Российской Федерации в этих областях, было сделано не благодаря приватизации, а вперекор ей. В случае если говорить о демократизации общества, то пик этого процесса был пройден еще во времена Горбачева, а с началом приватизации как раз совпало сворачивание демократии. Новая Конституция была написана кровью российского парламентаризма на приватизированной совести нации.

Поэтому приватизация является демиургом современного российского общества и страны со всеми его проблемами и дисфункциями. Следствиями «ускоренной» приватизации стали парализующее общество общественное неравенство (отыскавшее воплощение в постсоветской олигархии) и тотальная криминализация экономической, общественной и политической жизни. Приватизация замедлила все рыночные и демократические реформы в Российской Федерации, а кое-какие из них сделала невозможными. Она стала наибольшей общественной катастрофой со времен большевистской революции и Гражданской войны.

Гангстерская передача в госимущество

Нет ничего необычного в том, что уже к середине 90-х годов прошлого столетия неприятие приватизации основным населения стало основным лейтмотивом политического протеста. К 1996 году на этой почве даже появилась угроза смены власти, нейтрализовать которую Кремлю удалось лишь благодаря предательству лидеров компартии, успевшей к этому времени под шумок «приватизировать» левое движение.

Сегодняшние коммунисты несут наровне с руководством прямую ответственность за все, что совершалось в Российской Федерации, начиная с середины 90-х годов. Тряся на словах пыльными тряпками псевдомарксистских догм, они фактически признали итоги приватизации и комфортно встроились в подросшую из нее экономическую и политическую систему. Поэтому соглашательская позиция коммунистов разрешила избежать своевременного пересмотра итогов приватизации, благодаря чего историческое продвижение Российской Федерации зашло в тупик. В прямой связи с предательством коммунистов находятся и залоговые аукционы, поставившие точку в разграблении страны.

Владимир Владимирович Путин, пойдя к власти, без промедлений инициировал шаги, нацеленные на фиксирование итогов приватизации, например, занёсши подобающие правки в ГК РФ. Одновременно с этим он должен был политически реагировать на замечательнейший публичный запрос, суть которого сводился к осуществлению ренационализации. Перехват лозунгов протестного движения — дело для Путина не новое. Еще в начале «нулевых» он поднял брошенную ему перчатку и ответил на вызов. Поэтому к осуществлению сокрытой передачи в госимущество сводится содержание всей его экономической политики на протяжении 10 минувшего времени.

Прямой отказ от приватизации был для Путина невозможен, поскольку он получил власть из рук тех, кто был главным ее бенефициаром. Исходя из этого он инициировал «кривую передачу в госимущество», при которой собственность официально оставалась личной, но распоряжаться ею без согласования руководства было уже нереально. Эта передача в госимущество оказалась такой же бандитской, какой была сама приватизация. Государство при помощи разведслужб и с прямой опорой на криминал выстроило систему неформального надзора над бизнесменами, в основе которой лежал экономический террор (право руководства отнять любую собственность у любого хозяина, а самого его репрессировать).

«Кривая передача в госимущество» — это политический компромисс. С одной стороны, множественные рантье, появившиеся благодаря приватизации, сохранили возможность и дальше получать свою ренту. Этот паразитический класс даже значительно увеличился в сумме, пополнившись множественными представителями «силовой бюрократии», не успевшими к «первой раздаче». Иначе, все они превратились в условных держателей активов, распоряжающихся ими с разрешения руководства, которое накладывает на них разнообразные обременения как общественного, так и коррупционного характера.

Эта уродливая система, основанная на легко задрапированном голом насилии, не решая ни одной из неприятностей, порожденных приватизацией, добавила к ним новые неприятности, ставшие расследованием порождаемого ею юридического беспредела. Поэтому попытка осуществить сокрытую передачу в госимущество послужила причиной к окончательному превращению Российской Федерации в мафиозное государство. Путин «лечил» Российскую Федерацию, но не вылечил. Своей двусмысленной политикой он только загнал болезнь вовнутрь.

Левая пробка на правой полосе

Возвращение Российской Федерации к либеральной политике вероятно через решение задач, которые в большинстве случаев стоят перед левым движением. После того что реформаторы сделали с Российской Федерацией в начале 90-х годов, на «правой полосе» появилась «левая пробка». Сейчас на смену «тупику коммунизма» пошёл «тупик приватизации».

На первый взгляд обстановка выглядит совсем неисправимой. Приватизация — это консервант для нынешних экономической и политической систем. Их нельзя изменить, не производя перерасмотрение ее итогов. Одновременно с этим пересмотр итогов приватизации 20 лет через может течь старт к такому твёрдому переделу собственности, который ни одно руководство не будет в состоянии контролировать.

Нет ответа и на вопрос о том, где пролегают те нравственные и юридические границы, внутри коих обязана производиться передача в госимущество сегодня. Так как приватизированы были не только сырьевые организации и большие банки. По всей стране миллионы людей сыграли за 20-летний период в «русскую рулетку». И с точки зрения способа приватизация какой-нибудь «Сибнефти» мало чем различалась от приватизации какой-нибудь овощной базы в каком-нибудь уезде. К тому же, могу высказать предположение, что вокруг уездной базы подчас кипели шекспировские страсти похлеще, чем в криминальном романе Абрамовича с Березовским. Но нельзя же развернуть историю вспять и изъять все овощные базы у их нынешних владельцев. Приватизация везде проходила одинаково криминально. Вся Российская Федерация покоится на этом шатком фундаменте. Тронь его, здание может просто сложиться как карточный домик.

Трудность задачи, но, не освобождает от потребности искать решение. Одно из вероятных решений посоветовала сама жизнь. Как в известном фильме Гайдая — «Тот, кто нам мешает, тот нам окажет помощь». финансовый кризис 2008—2009 годов засвидетельствовал полное фиаско идеологии и практики приватизации, продемонстрировав, что большая часть подросших на этой почве «частных» учреждений экономически несостоятельны и без помощи страны иметься в наличии не в состоянии. Раздать имущество в пользование граждан или организаций — не означает сделать класс бизнесменов. Да, какая-то часть новых собственников сумела сделать действенные коммерческие учреждения, но большая часть все эти долгие годы просто стригло купоны , пока кризис сам не постриг их как овцу.

Сегодня руководство, как в советское время, через сделанные им особые институты вроде ВЭБ и ВТБ, и десятками иных способов закачивает большие деньги в официально частные учреждения, искусственно поддерживая их на плаву, выручая от неминуемого банкротства, но наряду с этим не отбирает эти учреждения у их владельцев. В чем же состоит роль собственников этих когда-то приватизированных учреждений? В том, чтобы перекладывать в свой карман часть вычленяемых страной средств. Невозможно вообразить себе свыше абсурдную обстановку. При таких обстоятельствах паразитическая природа российской олигархии оказывается не вызывающей сомнений для всех.

Но это значит, что ренационализация может быть хотя бы частично осуществлена за счет простого включения рыночных и конкурентоспособных механизмов. В случае если благодаря приватизации появилось действенно работающее рентабельное учреждение, что является скорее исключением, удостоверяющим общее правило, то оно не испытывает недостаток в передачи в госимущество. В итоге, его владельцев со временем возможно вынудить возместить издержки через оплату налогов. Действительно, для этого нужно возвратиться к дифференцированной ставке налогообложения. Но уж в случае если приватизированное учреждение находится практически на дотации страны (через предоставляемые на нерыночных условиях займы, через гарантированный государственный заказ либо даже через прямые субсидии), то нет никаких оснований оставлять его в руках неэффективных собственников. Передача в госимущество частично случится сама по себе, в случае если государство остановит поддерживать на плаву то, что обречено утонуть.

Так или иначе, общество должно обезопасить себя от паразитического класса, непомерно раздувшегося благодаря приватизации. Он является сегодня главным тормозом исторического прогресса Российской Федерации. Путин был и остается только главным защитником и выразителем интересов этого класса. Исходя из этого оппозиция обязана предоставить обществу не программу борьбы с Путиным (путинским режимом), а стратегический замысел преодоления следствий той экономической, общественной и политической катастрофы, которой стала для Российской Федерации приватизация и которая, собственно, Путина и породила.

Скрытной мафиозной передачи в госимущество, которую с 2003 года реализует Путин, должна быть противопоставлена альтернативная программа открытой и прозрачной передачи в госимущество, целью которой является не возврат в советское прошлое, а приготовление почвы для создания по-настоящему конкурентоспособной и свободной экономики. Лишь так либеральная (да и каждая иная) оппозиция сумеет возвратить себе доверие народа и гарантировать тот уровень поддержки, который имело демократическое движение начала 90-х годов.

Передача в госимущество свободы

Парадоксальным образом в Российской Федерации маршрут к демократии и рынку пролегает через передачу в госимущество. Для современной Российской Федерации передача в госимущество — это вовсе не левая, а правая, вдобавок радикально либеральная, программа. Задача передачи в госимущество пребывает в том, чтобы вывернуть Российскую Федерацию из того зигзага, в который ее закрутила криминальная приватизация. У меня нет программы передачи в госимущество, но у меня есть точное понимание того, что такая программа должна быть приготовлена. По причине того, что та передача в госимущество, которую устроил Путин на паях с кооперативом «Озеро», меня категорически не устраивает. И лишь позже, когда все завалы будут расчищены, Российская Федерация сумеет возвратиться к идее приватизации, но уже на рыночных и абсолютно законных условиях.

Потребность передачи в госимущество в Российской Федерации обусловлена не столько экономическими, сколько политическими и этическими причинами. Это вопрос сохранения нравственного здоровья нации. И это относится отнюдь не только олигархов, сорвавших на этом деле громаднейший куш. Это относится всех и всякого. По причине того, что в конце прошлого века, таким же образом как и в его начале, вся Российская Федерация сладострастно сорвалась в штопор грабежа. Как справедливо увидел по этому поводу Юрий Пивоваров, по всей стране начался «дуван» (сходка для дележа добычи казаками). И в случае если в финансово-экономическом значении есть отличие между кражей какого-нибудь ГОКа и растаскиванием на части какого-нибудь колхоза, то в нравственном отношении между ними никакой отличия нет.

Приватизация была великим искушением, которого русская революция не выдержала. Сегодня всё видится в мрачном свете, и время неподдельного энтузиазма и великого подъема духа, которые сопровождали перестройку, думается эпохой сплошных заблуждений, лжи и мелочных страстей. Но не нужно себя обманывать, люди, которые выходили на Манежную площадь в феврале 1990 года, действительно рвались к свободе и верили в нее. Но через всего пару лет они приватизировали свою свободу, перевоплотили свободу в личный промысел. Чтобы народ опять поверил в свободу, ее нужно национализировать. Как и всё похищенное.

Владимир Пастухов «Новая газета»

ВЫПУСК № 1 ОТ 9 ЯНВАРЯ 2013

Домоправительница Лийкури 28 — Наталья Конышева

WhenUsed=»false» Name=»Colorful Grid Accent 4″/>




































Наталья Конышева

Наталья Конышева легально числится в КТ Лийкури 28
(Таллинн) исполнительным директором, в действительности — она единолично заправляет
всеми делами товарищества с 1998 года, а члены правления являются только придатком,
одобряющим деятельность серой кардинальши.
 

С недовольными  Наталья Конышева расправляется жестко, используя все ресурсы, которые находятся в ее руках. Начинает с ревизии счетчиков воды, приходит в квартиру с подручным сантехником Иваном Донец. Пока Конышева отвлекает квартирособственника диалогами, Иван Донец попадает в санузел и ломает пломбы на счетчиках. После этого Конышева заявляет хозяину, что это он сам преступил пломбы и будет сейчас платить пени за неучтенное потребление воды. Начисляет в счет кубов 30 воды с прозрачным намеком, что в случае если недовольный заткнется, то воду «спишут». В случае если «товарищ не понимает», с кем списался, Конышева начинает давить его пенями, начисляя суммы в геометрической прогрессии. О том, что КТ «надуло» одному участнику за семь лет больше 10 тысяч евро пеней, но проиграло в суде, уже писали газеты. Но на общем собрании Конышева лгала, что товарищество, напротив, выиграло суд. Но лишь на госпошлины Конышева израсходовала больше тысячи евро. какое количество денежных средств израсходовала Конышева на адвоката Ирину Реву (сейчас работает адвокатом в Союзе квартирных товариществ Эстонии) остается пока тайной. Но если судить по тому, что за воссоздание по судебному решению системы отопления одного стояка Конышева уплатила компании Ивана Донец больше 5000 евро при настоящей стоимости работ 200 евро (переварить две трубы), примерная сумма вреда, нанесенного товариществу, начинает проясняться. 
Ревизор КТ Лийкури 28, который распознал вызывающие большие сомнения места в бухгалтерии товарищества и не был согласен поменять свое мнение, подвергся атаке на свои счетчики воды и получил штафы с намеком заткнуться. А хозяину, который еще 10 лет назад пробовал вывести Наталью Конышеву на чистую воду с ее махинациями по распилу денежных средств товарищества в личный карман через откаты от ремонтных компаний и вымышленные работы по дому, Конышева испортила квартиру. После изменения схемы теплоснабжения стояка температура в квартире зимой не поднималась выше 16 С° и стенки квартиры покрыла плесень. Но все эти долгие годы Конышева на всяком собрании обвиняла во всем самого хозяина, а товарищи ничего не говорили, «меня не касается».

Конечно, все это непотребство может творится с трусливого согласования других товарищей дома, которые точно догадываются, что Конышева сделала личную кормушку из общедомовых денежных средств, но предпочитают не связываться с ней. А кое-какие получают от нее подачки за лояльность и молчание в виде премий, уменьшения квартплаты, списания пеней либо обещания не смотреть на тотальную беспроектную перестройку квартиры и всех систем. Таких перестройщиков на Лийкури 28 — полдома, и Конышева крепко держит их на крючке. Кстати, лояльные называют ее нежно «Наташа», а она сама называет их не в противном случае, как дураками, «дураки платят, так чего ж не оперировать».